x
≡ меню
на главную о проекте пишите нам

Жара стоит такая, что плавятся бусы на шее


Пока не все бусы плавятся, а только ожерелье OoOoooOooooOh la l'ice. И только потому, что оно сделано изо льда.

Ожерелье из кубиков льда (Golem) тает в течение получаса на коже или через час, если надето поверх одежды. Фото: dezeen

Идея настигла автора в горячую пору, в самое пекло, которым стало нынешнее лето в Берлине. В одном из ночных клубов гости вечеринки, пытаясь спастись от зноя, растирали друг друга кубиками льда, которые они таскали из холодильников заодно с напитками.

Поправима ли жара как глобальный феномен, чего нам ждать от следующих лет — вразумительного ответа на эти вопросы человечеству пока взять неоткуда. Но в случае с ледяным ожерельем факт его растопления вовсе не означает его же гибели и смерти. Поправимость ситуации гарантирует силиконовый лоток, который прилагается к украшению при продаже и работает так же как любой другой контейнер для заморозки льда.

Ожерелье можно носить и без льдинок, но голые серебряные бусины и вполовину не будут так эротичны. Одна из покупательниц OoOoooOooooOh la l'ice сообщила, что собирается замораживать вместо воды коктейли, чтобы когда бусики на ее шее начнут таять, окружающие сладострастно бы слизывали с нее струйки и пьянели не только от алкоголя, но и от вожделения.

Венеция тоже место, где про сладострастие всегда понимали много. Но инициатива, зацепившая belle.works в связи с темой «умирающего-воскресающего» дизайна, оказалась не столько про венецианскую эротику, сколько про неразборчивость. В наши-то времена принуждать публику пить из общих источников?!

А вот и да. Венецианцы объявили войну пластиковым бутылкам, от трети до половины которых выбрасывают в городе туристы. Местные власти в этом окончательно уверились, когда число гостей Венеции мало-помалу достигло допандемийного уровня.

Поэтому срочно была издана и распространена карта и мобильное приложение с указанием всех венецианских фонтанчиков с питьевой водой. Пить можно бесплатно, а в качестве бонуса любоваться историческими фонтанами, о существовании многих из которых при других обстоятельствах можно было бы и не узнать,— в таких секретных местах они находятся.

Фото: designboom

В наших краях тоже имеются «питьевые галереи и источники», как яндекс высокопарно называет уличные водоразборные колонки. Он же предлагает показать «лучшие из них на карте рядом, с адресами, телефонами, отзывами, графиками работы и открытые сейчас».

Смешно только отчасти. Сложно сказать, как там насчет телефонов и графиков, но колонки эти предназначены исключительно для жителей домов без централизованного водоснабжения. Их повсеместно и планомерно ликвидируют, а те, что остаются, оснащены съемными ручками, чтобы пользоваться ими могли только те, кому это положено.

Так что венецианские питьевые фонтанчики вполне попадают в категорию «умирающего и воскресающего» дизайна или стиля жизни,— когда какие-то предметы или практики умерли, а потом, глядишь, и возродились. Или в каких-то местах умирают, а где-то, наоборот, возрождаются. На такие проекты belle.works в последнее время охотился и может похвастаться хорошим уловом.

Самым вызывающим из найденного стала капсульная башня Накагин в Токио, которую belle.works успел оплакать (см. здесь), а потом обнаружил, что рыдал над пустым гробом. Фото: dezeen

Построенную в 1972 году из крошечных квартир-капсул, прикрученных болтами к двум бетонным опорам, башню Накагин твердо постановили снести и решительно приступили к сносу еще в апреле. Но в июле выяснилось, что правообладатели выставили свои права на реальный аукцион и на площадку, где торгуют цифровыми сертификатами подлинности и прав собственности (NFT). Теперь любой желающий, у кого хватит на это денег, сможет выкупить права и воспроизвести башню в любом месте на планете Земля или в виртуальном мире, руководствуясь тщательно сохраненной проектной документацией и точной цифровой моделью.

Если так пойдет и дальше, то без следа на этом свете будут исчезать разве что детские башмаки. И только потому, что их будут растворять в кипятке заботливые родители,— чтобы обувь, из которой их ребенок так быстро вырастает, не оседала мертвым грузом на свалках и не засоряла планету.

Компания Woolybubs предлагает буквально растворять детские ботиночки, когда ребенок из них вырастает. Фото: dezeen

У какой же матери поднимется рука? Никакая она после такого будет не мать, а ехидна. Иначе не могла бы спокойно смотреть, как уси-пуси пинеточки родненькой деточки растворяются «как сахар в воде», как написано в релизе производителя. Хотя образ этот, надо признать, очень подходящий и даже сказочный: в книжке про Изумрудный город (который при желании можно же интерпретировать как экологический рай?) «как кусок сахара в стакане чая» растаяла злая волшебница Бастинда, которую разгневанная девочка Элли окатила водой, поймав на попытке завладеть ее серебряными башмачками.

Поэтому, знаешь, малыш, хотя бы из вредности belle.works подскажет тебе, как отблагодарить мамулю, когда ты вырастешь и оценишь, как прекрасна и экологична среда вокруг тебя. Детка, подари маме платьице, да не простое, а волшебное…. Которое смоет с нее первый же дождик!!!

Впрочем, как водится, не всё так однозначно. Ехидна, именем которой зовут нерадивых матерей, это ведь не только чудовище из мифа, а еще и милый зверек из Австралии, который со своими детенышами до самой их зрелости носится (буквально носит их в сумке как кенгуру) и поит розовым (!) молоком.



автор
Янина Катрач




Мы в социальных сетях